Поиск
Яндекс.Метрика

А был бы Пушкин, если б не Сперанский? Первый лицей России создан будущим пермским ссыльным

Царскосельский лицей был открыт 207 лет назад - 19 октября 1811 года. Теперь эта дата в России - День лицея.


Фото пресс-службы ПГНИУ

Елена Гирко

Лысый и бледный человек высокого роста, в наглухо застегнутом сюртуке, приходил сюда каждый день.

Маленькая деревянная скамья, обдуваемая суровыми ветрами, и вид на свинцовую Каму заменяли ему кабинет… Еще вчера он был одним из влиятельных людей огромной империи, а теперь этот суровый пейзаж - все, что у него оставалось.

Его гениальная голова не была никому нужна, его замыслам сломали крылья, его идеи погребли под грузом страха перед переменами. Так, вероятно, думал сосланный в Пермь Михаил Сперанский, автор знаменитых реформ первых лет царствования Александра I, создатель Царскосельского лицея.

Так мы, жившие и живущие на берегах Камы, неожиданно оказались связаны с духовным отцом Царскосельского лицея. Того самого, который окончил Александр Пушкин.

День лицея - праздник не самый заметный в череде осенних российских дат и юбилеев. Услышав «День лицея», невольно начинаешь скучать, вспоминая школьные поэтические вечера, где все втайне маются от скуки. Все те же избитые фразы о поэзии и братстве... Скучно, братцы!

И это не вина педагогов: просто за 200 с лишком лет вокруг лицея был создан такой же твердокаменно-бронированный эпос, как и о самом Пушкине.

Однако, судя по воспоминаниям и документам, на деле лицей был заведением странным и далеко не образцовым. Созданный по формату не то иезуитского колледжа, не то английской закрытой школы, вроде Итона и Вестминстера, он был в принципе чужд российскому сознанию, даже и самому просвещенному.

Он должен был воспитать государственников, а воспитал бунтовщиков. Он должен был стать гордостью страны, но еле дотянул до середины XIX века, сделав всего лишь 12 выпусков. Он должен был стать храмом науки, но помещался всего лишь в дворцовом флигеле.

Преподаватели происходили, как все тогдашние профессора, из полуобразованного мещанства и мелкого духовенства. Многие, за исключением де Будри и Куницына, не обладали ни малейшими педагогическими способностями, бросали дело на половине или спивались.

А сами воспитанники! Какая-то пестрая мелкота - младшие сыновья больших обедневших семей, личные дворяне, мелкое офицерство, поповичи! Дети, которых ничто не держало дома: у них были безалаберные, полунищие, гордые, а порой и жестокие семьи.

А как же то самое духовное братство? Было? Было, но только - вопреки. И формировала его не учебная программа, а возможность свободно думать, сочинять, читать - даже Вольтера. И тишина Царскосельского парка, и окружавшая их на каждом шагу история.

Мысли Сперанского - о свободе и достоинстве, о долге и настоящем деле - не исчезли, потому что витали в воздухе - воздухе нового времени. Их нужно было найти, почувствовать, услышать. И дети их услышали.

Итог? Одни стали государственными преступниками, другие - хорошими чиновниками, дослужившимися до вице-губернаторских мест. Пушкин стал Пушкиным и отзывался на каждое 19 октября стихотворением, которое год от года становилось все более трагичным, пока лицейский товарищ не понес в карету его простреленное тело.

Словом, подлинная история лицея грустна, как и слякотная октябрьская погода. Но если подумать хорошенько - пусть День лицея остается, даже если это просто очередное мероприятие.

Главное, чтобы звучали стихи: и быть может, чье-то сердце снова пленится прелестной музыкальной болтовней «бессердечного» Пушкина и почувствует, каким трудным и откровенно странным бывает путь к высокой культуре и настоящей поэзии.

"Краснокамская звезда" 2018 г.

Cоздание и управление сайтом - CMS SiteEdit