Поиск
Яндекс.Метрика

Колесо истории сминало судьбы, но оставило целыми безделушки-символы

Старые сувениры, забытые безделушки, брошенные вышивки рассказывают о времени и судьбах России подробнее и нагляднее, чем самые толстые книжки.

Елена Гирко

С бабушкой как-то обычно ассоциируется тепло и уют, запах домашних пирогов, теплая шаль, вязание. Или - если мы говорим о супермодерновых бабушках нового поколения - зарядка по утрам, шведская ходьба, а то и фитнес!

Но неизменными остаются ласка и самоотверженная любовь к внукам, готовность все простить, всем напичкать, все вылечить и всегда пожалеть.

А я хочу рассказать вам о других, о своих бабушках. Так бывает, что  бабушки  на ласку скуповаты. И не потому, что не любят – просто нежность где-то очень глубоко, под покровом пережитого, чем не всегда хочется делиться.

Это случается, когда по судьбам с безжалостной силой прокатилось железное колесо истории. И  остались от жизни только осколки, отрывки воспоминаний да старенькие безделушки, которые, кроме семейной, никакой другой ценности и  не имеют…

Маленькая статуэтка японки качает прихотливо причесанной расписной  головкой: такие в советское время стояли на трюмо и комодах буквально в каждой квартире. А вот  перчатка-зажим для документов.

Японка стояла на вязаной салфетке среди дареного детьми фарфора, хотя была сделана на ленинградском заводе всего лишь из колкого пластика. Перчатка пряталась в запертом на ключ ящике стола и сжимала в железных пальцах самые важные документы - счета, талоны,  чеки, личные документы.

Японка принадлежала тихой бабе Вере, перчатка - жизнелюбивой, энергичной бабе Люде. Они были полными противоположностями: одна яркая, красивая, мечтавшая о творческом пути оперной певицы, вторая - скромная, тихая, почти незаметная, с глазами, какие можно было встретить на портретах старых питерских работниц.

Одна стала медицинским работником профилактория – одним  из лучших, ярких организаторов, как писали в советское время, «крепкой массовичкой», вторая – всю жизнь тихо проработала счетоводом на заводе.

Баба Люда рукодельничать не любила - лучше увезти весь коллектив врачей в театр, устроить чтение тургеневского романа, послушать оперу на новой, привезенной из Москвы пластинке. А если готовить, то муссы, заливное, пирожные, отбивные - уж кушать, так по высшему разряду. Баба Вера готовила вкуснейшие черные сухарики на постном масле, круто посыпанные крупной солью. И книжек не читала – больше любила вышивать, подбирая  тон в тон цветочный узор.

За плечами обеих – непростой брак. Людмилу кроваво и жестоко задел маховик репрессий: отец, крупный челябинский партиец, был расстрелян в 37-м году. А потом пришлось просить  за брата, просить самого Сталина. Брата она отстояла, но все мечты пошли прахом: дочери «врага народа» путь к творчеству и высшему образованию был перекрыт.

Она взяла себя в руки, «облеклась в латы», символом которых для меня навсегда осталась маленькая латная перчатка с ее рабочего стола: начинающая певица стала медиком, с отличием окончив скромное училище. Но мечта о театре жила в семье, и, быть может, поэтому ее дочка рисовала балерин и рыцарей, а внучка  принялась сочинять роман, очень похожий на театральную пьесу.

Баба Вера бежала с маленьким сыном из полуголодной послевоенной Твери на сравнительно благополучный Урал – буквально «за маслом». Жила скромно, почти бедно, все отдавая мальчонке, который тянулся к краскам, к цветам, внимательно разглядывал узоры и часами любовался пустячной фарфоровой куколкой.

Для скромной рабочей семьи эта недорогая и наивная игрушка стала как будто символом далекой красоты, чего-то сказочного, неведомого, недостижимого. И позже тот самый парнишечка, любивший разглядывать вышивки, вырос художником.

Так вещи из бабушкиного сундука становятся частью судьбы,  связывая воедино поколения. От них  веет воспоминаниями, прошлым, а иногда, быть может,  они даже могут  предсказывать  будущее. Ведь порой  сувениры, забытые безделушки могут рассказать о времени и судьбах России не меньше, чем самые толстые книжки.

А еще все эти старые вещички из бабушкиных сундуков  напоминают  нам о хрупкости человека, его души. И о том, что мы, ныне живущие,  должны беречь свою историю, свою память и своих родных. Бабушек и дедушек, тех, за плечами которых лежит большой и нелегкий жизненный путь через всю многострадальную  историю нашей  страны...

"Краснокамская звезда" 2018 г.

Cоздание и управление сайтом - CMS SiteEdit