Поиск
Яндекс.Метрика

О комсомоле с человеческим лицом вспоминает главный редактор главной краснокамской газеты

Сквозь формализм и бумаги в комсомоле било ключом живое молодежное начало.

Наталья Копылова

Это не бравурная речь пламенного комсомольца с тоской о былом. Нет! Но комсомолу, если хорошенько подумать, я обязана профессией. Точнее - поступлением на журфак Уральского госуниверситета. Так что ругать эту организацию сейчас язык не поворачивается. Хотя критиковать там было что и не соглашаться тоже было с чем.

Как получилось? На творческом конкурсе в Екатеринбурге (а тогда - Свердловске) в далеком 1984 году нам, «зеленым», но самоуверенным абитуриентам, была дана тема «Нужны ли комсомольские собрания?» Ну и меня, разумеется, понесло. Потому что самое главное, что всегда меня раздражало в комсомоле, - это какие-то постоянные отчеты и подведения итогов.

Я в праведном гневе написала репортаж с последнего собрания в нашей школе. Под отчеты комсоргов классов все медленно засыпали. И лишь явившийся на сцену пес, который последнее время кормился в школьной столовой, внес свой оживляж в это наискучнейшее действо. Он пару раз гавкнул, а потом, как положено задрав ногу, пометил трибуну…

И когда секретарь комитета комсомола нашего учебного заведения попытался этого нарушителя регламента поймать, хвостатый начал носиться по сцене… Народ загудел. Все болели за пса… Ну и так далее, и тому подобное. И естественный вывод: кому нужны подобные собрания?

И вот сдала я свой опус. Выходим из аудитории, общаемся… И вдруг я понимаю: все писали, что собрания - очень важная составляющая жизни ВЛКСМ. И если и делали какие-то замечания, то как предложения по улучшению работы… А я? В общем, чувствовала себя в тот день как Штирлиц, который был близок к провалу. А затем последовало собеседование.

Преподаватели вуза и мэтры от свердловской журналистики, прочитав предварительно наши работы, беседовали с претендентами. И выносили свой вердикт - рекомендовать или не рекомендовать для поступления на факультет журналистики УрГУ. Многие ребятишки выходили оттуда со слезами на глазах - «не рекомендовать». И точка. К экзаменам недопуск - можно паковать чемоданы…

Зашла и я. Председатель комиссии почти сразу перешел в атаку: да как так, да ты же комсомолка! И тут меня взяла спортивная злость: я стала доказывать, что в таком вот виде комсомол себя изживет и долго не протянет (кстати, оказалась права). И все эти отчеты-подсчеты только вредят организации. Были же, были хорошие идеи - комсомольско-молодежные бригады, стройотрядовское движение...

Доказывала, что нужны дела, а не бумажки! И, как оказалось, вела себя абсолютно правильно - нас, вчерашних школьников, матерые журналисты изначально провоцировали на защиту собственных работ, на отстаивание своей точки зрения. И кто пасовал и соглашался - того сразу отправляли восвояси, а кто «бодался» - тот получал вожделенную рекомендацию и право сдавать экзамены для поступления на факультет журналистики.

Так что все-таки комсомол в жизни каждого человека, который был в его рядах, остался важной вехой. С этим не поспоришь. И что интересно - комсомольская жизнь вне Устава ВЛКСМ, действительно, бурлила: весело ездили в турпоходы, играли в редакциях в настольный теннис после работы. А вот всевозможные пункты того самого главного комсомольского документа просто вводили в ступор.

Помните их? Я - нет! Ну разве что про «демократический централизм и подчинение меньшинства большинству».

Так сложилось, что мне, когда была на практике, дали в Перми комнату в общежитии Пермского обкома ВЛКСМ. И я узнавала этих людей «с комсомольским задором» уже не по правильным речам с трибун и на собраниях, а по жизни. И знаете - они и в самом деле отличались каким-то позитивом, умом, талантливостью… Постоянно шутили, смеялись, играли на гитаре вечерами. Одним словом, в жизни комсомольские вожаки были очень человечны.

Но вот когда кто-то из них появлялся, к примеру, на планерке в газете и начинался «разбор полетов», то летели пух и перья: тут не подчеркнута роль партии, там еще какое-нибудь аналогичное «гигантское упущение». В общем, некая двойственность, свойственная им, была. И потому сблизиться с ними, чтобы вот прям дружба, чтобы прямо на века, мне так и не удалось.

Но нужности, просто необходимости молодежных организаций в наше время я отрицать не могу и не хочу. Молодежи нужны ориентиры, необходима структура, которая предлагала бы варианты проведения досуга юношей и девушек, тех же 14-летних подростков.

Общество, как и природа, не терпит пустоты. И на месте комсомола обязательно возникнет какое-то новое объединение. И хорошо бы, чтоб оно не повторило ошибок предшественника: заорганизованность и формализм сейчас-то не пройдут!

"Краснокамская звезда" 2018 г.

Cоздание и управление сайтом - CMS SiteEdit