Все новости

Пристроить родного человека в приют – забота или предательство?

Отдавать ли близкого человека в интернат для престарелых? Вопрос очень тонкий, спорный и просто бесконечно индивидуальный и деликатный.

Здесь сложно обсуждать, осуждать или делать выводы. Что это - предательство или разумное решение? Долг или взаимное мучение? Корреспонденты «Краснокамской звезды» высказывают свои точки зрения.

Татьяна Какорина: «Славлю возраст золотой»


Дом престарелых, пансионат для пожилых, геронтологический центр. Как вы его ни называйте - он все равно останется для глубоко пожилого человека чужим, бездушным, холодным местом для умирания.

Да, я против домов для престарелых, как бы хороши и современны они ни были! Даже с самыми профессиональными врачами, даже с самыми внимательными сиделками, даже с самыми эффективными аппаратами и препаратами. Никакой уход за пожилыми не заменит им семейного тепла.

Моему отцу 88 лет. Когда-то он был красавцем, весельчаком, балагуром, за которым бегала половина курса технологинь Ивановского химико-технологического института, в котором училась моя мама. А он, уже выпускник военного училища, страдал под окнами ее квартиры. И выстрадал-таки! Они поженились почти 62 года назад.

Теперь у него старческая деменция. Он не помнит ни меня, ни сестру, не говоря уж о внучках. Из всей своей долгой, насыщенной разными событиями жизни в памяти остались село на Украине, мама и корова, а еще чуть-чуть армии. И все. Невероятно и непостижимо моему уму, но маму он считает медсестрой, которая помогает ему в жизни!

Мама, моя маленькая седая мама, как и прежде, отдает ему всю жизнь. Она тоже далеко не молода и не очень здорова, но, видя, как отец из сильного и умного мужчины за несколько лет превратился в инвалида, сконцентрировала для его поддержки все свои силы.

Это очень непросто - ухаживать за старым человеком, потерявшим разум. Если не напомнить, он может целый день не есть, забывает сходить в туалет (со всеми вытекающими…). Выйдя во двор, не помнит, как повернуть дверную ручку, чтобы войти. Открывает газ - и забывает поднести к горелке спичку.

Есть еще множество бытовых мелочей, о которых он попросту забыл. Ему все время хочется куда-то уйти (он думает, что домой). Несколько раз его приходилось разыскивать даже с помощью полиции, потому что все записки, которые мама прятала в разных карманах его одежды, он благополучно находил и выкидывал.

За ним приходится следить и днем и ночью. Если сестра не на работе, всем этим занимается она, давая возможность маме отдохнуть.

Я, поскольку живу в другом городе, не раз предлагала маме переехать к нам, чтобы взять на себя хотя бы какую-то часть забот об отце. Но она не хочет создавать проблемы моей семье, пока в силах следить за всем сама.

У мамы никогда даже не возникало мысли о том, чтобы отдать его в дом престарелых. Да это и никто из нас даже не осмелится ей предложить! И объясняет это она очень просто. Точно так же, как в том небольшом рассказике из социальных сетей:

«Старого человека спросили: "Зачем ты каждый день приходишь навещать свою жену, ведь она уже не помнит, кто ты?" На что он ответил: "Зато я помню, кто она"».

Придет то время (к сожалению, оно обязательно придет), когда и мы станем старыми и немощными. Очень хочется, чтобы Бог дал нам возможность до конца оставаться при памяти и на ногах. К сожалению, этого удостоены немногие люди.

Но и те, у кого не сохранилось здоровье, имеют право на родные стены, участие и понимание близких. Неужели их удел - прозябание в казенных домах с незнакомыми, в большей части равнодушными людьми?

Я несколько раз бывала в домах престарелых разного уровня - от обычных до элитных. Я разговаривала с этими людьми и видела, как они смотрят на собеседника. Знаете, что связывает постояльцев всех этих заведений? У них глаза затравленного зверя.

И, если где-то вы услышите или прочитаете о том, как весело и хорошо живется пожилым поселенцам этих домов, какие свадьбы они там играют, какие вечера проводят, - не верьте. Это показное. Все они там очень, просто страшно одиноки.

Они не понимают и не могут найти объяснения нашему предательству. Они ждут минуты, когда их придут навещать родные. И потом долго носят в себе ощущения от общения со своими кровниками. А те, у кого близких не осталось, молча завидуют счастливчикам.

И еще. Мне совсем не хочется говорить о родственных чувствах, о многовековых традициях, о том, что мы обязаны содержать своих родителей, ведь они дали нам жизнь, и тому подобное. Кажется, все и так понятно. Мы - люди, и должны оставаться людьми. И этим все сказано.

Елена Гирко: «Обязанность умирать вместе»


Перед глазами идиллия из фильма «Питер Кингдом», где среди прочих оригинальных персонажей была целая тусовка из дома престарелых. Правда, это были люди не самые бедные, они жили в старинной усадьбе в старинном парке. Их было немного.

Они могли уезжать за покупками, модно одеваться и даже странствовать по свету. Они ставили спектакли, катались на велосипедах и кидались булочками за завтраком. Забавные, грустные и пронзительные - не потому, что их все оставили, а потому, что все они - на пороге последнего путешествия.

Это, конечно, всего лишь кино, и в нашей реальности до него очень и очень далеко. Отчасти потому, что есть разница в психологическом подходе к вопросу. У нас пожилого человека в пансионат чаще всего (хотя случаи бывают разные) именно «отдают». В Европе человек может уехать туда сам. Он зачастую самостоятелен, беспечен, физически еще очень неплох.

А если плох, то получит в пансионате профессиональную помощь, которую ему не сможет оказать даже самый нежный ребенок. Второе: уход за пожилыми во многих странах - это хорошо поставленный бизнес, который заинтересован в том, чтобы оказывать услуги качественно. Например, снимать для стариков усадьбы с распрекрасным пейзажем и целые коттеджные поселки.

А как отдать близкого человека туда, что, по сути, является ничем иным, как убогой богадельней? К тому же большинство наших стариков - другие. Это редко свободные и независимые и хотя бы сравнительно обеспеченные люди. Изработавшиеся, быстро теряющие силы и разум, зашибленные и замороченные стереотипами, не знающие, чем им заняться, ведущие «растительную жизнь» еще во вполне вменяемом состоянии.

Кстати, старость в России вообще начинается рано - иногда после двадцати пяти - и пользуется уважением только на словах. Как показали опросы, отсутствие внимания к пожилым людям стабильно называют проблемой не более 14% россиян. Но стоит заговорить о нормальных домах престарелых - как поднимается крик. Этого нельзя! Это подло! Это плохо!

Если опять обратиться к статистике, то 53% россиян считают, что уходом за пожилыми людьми должны заниматься родственники. И только треть населения возлагает ответственность за пожилых людей на государство.

Еще один нюанс: домашний уход - это лучшее решение, если в семье испытывают подлинную привязанность друг к другу. Но во многих семьях никакой эмоциональной связи с пожилыми людьми нет. Старик, который остается дома, часто подвергается насилию: его бьют, на него кричат.

Не так давно довелось слышать жалобу 90-летней краснокамской бабушки, которая не знает, что делать с родственником: здоровый бугай-внук, прописанный в ее квартире, ежедневно запугивает ее, вытягивает все деньги, фактически не дает жить. Но уехать в какой-то приличный пансионат для престарелых она не может - да и не хочет.

А иногда понятие так называемого долга превращается просто-напросто в самоубийство. У мамы Аллы (обычного учителя 35 лет) неврологические проблемы, которые просто так не спрячешь. Женщина периодически бывает не в себе, забывает поесть, может сходить по нужде мимо унитаза, а то и вовсе оправиться прямо в постели.

Регулярно ложится в клинику, откуда возвращается более-менее адекватной, но этот период заканчивается внезапно и длится так недолго. Алла переехала к матери, плюнув на свою личную жизнь. Днем с мамой находится сиделка, ночью и по выходным - безвылазно Алла.

Но на позапрошлой неделе хватило нескольких минут, чтобы мама открыла окно и взобралась на подоконник, пока дочь бегала в соседний магазин. Слава богу, спрыгнуть пенсионерка не успела.

Если в семье есть дети и вы живете все вместе? А если сын (или дочь) не так уж здоров сам? А если он не может уйти с работы? А если у него все - вообще все деньги - уходят на дорогостоящие лекарства, которые все равно не помогут обратить процесс?

Он должен сломать всю жизнь, которую ему дал его родитель, только для того, чтобы несколько лет любой ценой поддерживать в этом родителе чисто физические функции организма? И втайне - еще раз отбросим ханжество! - мечтать о его смерти. Да, мечтать, потому что ваш организм полностью изношен и его доводы сильнее гуманизма.

А ведь после желанного освобождения еще придется долго приходить в себя, восстанавливать свои профессиональные навыки и как-то учиться жить заново. Я не знаю, как правильно. Знаю лишь одно: осуждать теперь, наблюдая за жизнью подруг, оформление пожилых родственников в специализированные учреждения просто не могу.

Этичным можно считать обеспечение хорошего ухода. Но никак не саморазрушение, не многолетний домашний ад. Какой выход? Да просто менять отношение к проблеме, развивать тот самый качественный бизнес за уходу за пожилыми. Платишь - получаешь услугу. И все.