Все новости

Сельские ДК как «осколки советской империи»

Театр, как известно, начинается с вешалки, а вот сельский дом культуры зачастую у вешалки и начинается, и заканчивается. Дальше - тишина, если, конечно, в этот день здесь не идет подготовка к ежегодному фестивалю народного творчества, не празднуется Новый год или очередной день села.

Пустые залы, пустые коридоры - лишь во второй половине дня кабинеты ДК иногда заполняют дети, которые пришли сюда рисовать или танцевать, да по боковой лестнице тянется тонкий ручеек посетителей библиотеки. В остальное время сельская культура заперта на замок в прямом и в переносном смысле. Заперта она и в смысле духовном, а почему - попробуем разобраться.

Сегодня в прессе и творческом сообществе активно обсуждается новый закон о культуре, который призван обеспечить большую свободу культурным институциям, вывести культуру из правового поля социальной сферы, создать принципиально иную систему оценки качества работы культурных объектов. Какой вид примет закон в окончательной редакции и насколько он будет действенным, предсказать пока трудно.

Гораздо проще оглядеться по сторонам и убедиться, что наша родная, провинциальная культура по-прежнему остается в стороне от любых глобальных преобразований. Огромные дома культуры пустуют, в российских районках периодически печатаются слезные истории о нехватке кадров, а дети-кружковцы уже который год разнообразят свой досуг поделками из шишек и соленого теста.

О глобальных причинах этой «мерзости запустения» «Краснокамская звезда» уже рассказывала в предыдущих публикациях (в номере 5 от 31 января 2019 года). Напомним только, что вся система домов культуры создавалась исключительно в идеологических целях: вовсе не ради культуры, а ради воспитания коммунистической личности.

В наши дни, когда идейную личность воспитывать больше не надо, культура - и сельская в особенности - осталась без главного стержня в работе.

Справедливости ради стоит, конечно, отметить, что официальная статистика посещаемости, например, ДК в Краснокамском городском округе Пермского края выглядит не так уж и плохо. Так, центр культуры и спорта Оверят, Черновской, Ново-Ивановский, Брагинский дома культуры объединяют 20 формирований, которые посещают 344 человека. В год все эти учреждения проводят более 500 мероприятий, а общее число посещений составляет более 19 тысяч.

В Мысовском доме культуры - 10 формирований, которые посещают 158 участников; в год - 246 мероприятий и 12 тысяч посетителей. В Доме культуры поселка Майский и доме культуры в Усть-Сынах - 19 формирований, 823 участника, а общее число мероприятий - 469. В Стряпунинском доме культуры - 9 формирований, сто участников, за год проведено 192 мероприятия. Общее число посещений - 8 тысяч.

Если проанализировать социальные сети сельских домов культуры: что ни день - готовятся к празднованию памятных для страны дат, проводят конкурсы, демонстрируют поделки и дипломы краевых и окружных конкурсов...

Проблема в том, что, по сути, все эти достижения - всего «лишь яркая заплата на бедном рубище певца». Массовость домам культуры создают преимущественно большие праздники, на которые «все село» собирается отчасти по привычке, а отчасти потому, что в отдаленных районах попросту больше некуда пойти.

Масленица, Новый год, день села, фестиваль народного творчества... В остальные дни - детские кружки: хореографические, спортивные, патриотические, швейные. По выходным - дискотеки. И все.

И думается, что проблема не только и не столько в скромном финансировании и «увядшей» материальной базе, а прежде всего в сознании самих работников культуры, в тех принципах, которые они унаследовали вместе со стенами советских дворцов.

Социологи утверждают, что сельские работники культуры выполняют ряд исключительных функций, которые в настоящее время не могут выполнить ни власть, ни бизнес. Это и рекреация, и информационное обеспечение, и самореализация жителя деревни, и сохранение национальной идентичности...

Но вот это последнее, если честно, вызывает большие сомнения. Ведь на самом деле большинство ДК транслируют вовсе не народную, а псевдонародную культуру, которой в СССР обзавелись в пятидесятые годы. Тогда на смену идеям интернационализма пришла необходимость формировать национальное сознание. На деле очень редко это приводило к изучению фольклора и традиций.

Со сцены звучат некие абстрактно «русские песни», которые опять-таки за редким исключением не имеют никакого отношения ни к культуре народов Урала, ни к культуре дореволюционной деревни - в большей степени ремесленной, чем земледельческой.

А что до изучения истоков. «Когда нам это делать?», «Кто это будет изучать?» - возмущаются в кулуарах работники культуры. Конечно, сарафаны в наличии есть, пусть и побитые молью. Песни «Золотого кольца» и иже с ними вполне сойдут за народные. Зато мы в тренде и сохраняем идентичность.

Нужно сказать, что постсоветские работники культуры существенно отличаются от всех остальных бюджетников. До майских указов они занимали едва ли не самый нижний уровень в рейтингах оплаты труда. Средняя зарплата работника культуры была меньше средней зарплаты работников организаций в Пермском крае в 2,18 раза, а в некоторых районах - в 3,17 раза.

Неудивительно, что новые специалисты в село не приходят: кроме достойного уровня зарплаты, их интересуют жилье, меры соцподдержки, возможность самореализации.

В июне 2018 года Министерство культуры Пермского края провело опрос среди студентов последних курсов профессиональных образовательных организаций в сфере культуры. Оказалось, что в приоритете у будущих работников культуры (при выборе места работы в сельской местности) - предоставление жилья (26 процентов опрошенных), хорошая зарплата (26 процентов) и развитая инфраструктура (15 процентов).

При этом наличие работников культуры в населенных пунктах края выше, чем наличие других бюджетников. Даже в тех деревнях, где нет школ, последними форпостами цивилизации остаются либо библиотеки, либо сельские клубы. Развитию это не способствует, зато создает вокруг сельского работника культуры особый «подвижнический», почти романтический ореол.

Идеологически он сформировался в те же 70-80-е годы и с тех пор продолжает упорно и бескорыстно «нести культуру в массы». Даже если массы эти никакой культуры не желают, предпочитая проводить время у телевизора.

Но именно этот ореол героизма зачастую мешает сельским работникам культуры двигаться дальше. Героизм, как ни странно, приводит к инфантилизму. В итоге работник культуры не хочет, скажем, сдавать помещения в аренду всего лишь мирному обществу рыболовов и охотников - «у нас же культурное учреждение»! Он не хочет думать о том, чтобы организовать в доме культуры клуб боулинга, потому что не знает, как выстраивать отношения с бизнесом.

Он, как и многие жители села, не всегда дружит с цифровыми технологиями - и в итоге дом культуры, как это произошло недавно с тремя окружными ДК, остается без света. Ведь оплату за услугу ЖКХ нужно производить на электронных ресурсах, а это дело новое, незнакомое, непонятное. По сельским понятиям, очевидно, близкое к колдовству.

Конечно, не везде и не все так плохо. Есть руководители и педагоги, которым архаичность деятельности ДК не мешает участвовать в социальном проектировании, создавать более актуальные виды досуга, искать варианты обновления материально-технической базы.

Например, в центре культуры Оверят организовали секцию чирлидинга, в Майском за счет проектирования проводились танцевальные мастер-классы и фестивали. Есть и другие успехи, но пока точечные.

Словом, по своим жизненным установкам, по стилистическому оформлению профессиональной деятельности как сами дома культуры, так и их сотрудники принадлежат, по словам социолога Олега Лысенко, «к осколкам прежней советской империи».

Дать домам культуры новую жизнь - процесс долгий и трудный. Для этого сельским территориям жизненно необходима серьезная методическая помощь, необходима поддержка в области финансовой и цифровой грамотности, необходимо понимание новых реалий. Потому что просто бездумно давать в эти учреждения бюджетные деньги - это как в прорву, на проедание.

Ведь тот же Конфуций (китайский философ и мыслитель - вполне себе культурный человек, хоть и жил две с половиной тысячи лет назад) абсолютно прав: «Хочешь накормить человека один раз - дай ему рыбу. Хочешь накормить его на всю жизнь - научи его рыбачить».

Вот поэтому сегодня перед управлением культуры и перед городскими, более сильными творчески и технически подкованными учреждениями культуры нужно поставить задачу: взять сельские территории под свое крыло, научить их «ловить рыбу» в этом быстро меняющемся море жизни. А в одиночестве сельская культура не выживет - она попросту съест сама себя.

Елена Гирко
фото Владимира Сыпачева