Все новости

Вдова ветерана войны спустя 21 год ожиданий получит квартиру

Почти год назад «Краснокамская звезда» рассказывала о Леокадии Юльяновне Кивачук. Тогда ее внучке с большим трудом удалось добиться для бабушки статуса вдовы ветерана Великой Отечественной войны. И вот еще одна хорошая новость: накануне Дня Победы ей будет вручен сертификат на приобретение жилья.

Документ на почти что полтора миллиона рублей уже привезен в Краснокамск. Его торжественно вручат Леокадии Юльяновне накануне Дня Победы. Пройдя через невзгоды и тяжелые испытания, она не потеряла оптимизма и чувства юмора. Корреспонденты газеты очень рады восстановлению справедливости и желают бабушке Лиде здоровья и долгих лет жизни в новой квартире.

Маленькая пожилая женщина стоит у окна небольшой комнатки в общежитии бывшего 78-го училища. О чем она думает, глядя куда-то вдаль? Может быть, вспоминает, как двадцать лет назад, мельком взглянув в это же окно, думала: «Это ненадолго, скоро дадут квартиру - и перееду...» А может, ее мысли о детях и внуках, которые долгие годы пытались добиться решения вопроса.

Или вспоминает она свою долгую непростую жизнь, в которой было все: тяжелое детство, страшная в своей жестокости война, послевоенный голод, работа на стройке, жизнь в Казахстане, развал великой страны, смерть мужа, «вынужденное переселение» в Пермский край и небольшой городок Краснокамск.

- Какая была жизнь? - вздыхая, повторяет мой вопрос Леокадия Юльяновна. - Тяжелая, очень тяжелая. Видно, годы такие были. Я была еще маленькая, когда сгорел наш дом. Выделили 40 кубов леса на корню - и пилили, и таскали, и строили - все сами. Потом война - к нам в Белоруссию немцы пришли. Два года под ними жили.

Каждый день под страхом смерти ходили. Если сначала они не особо лютовали, то когда отступать начали - озверели. Не оставляли после себя ничего: старших убивали, деревни сжигали - вместо домов одни трубы печные торчали. Кого находили - молодых девчат и парней - вывозили в Германию.

Нас, ребятишек, спрятали в большой яме, накрытой досками, - несколько дней там сидели, выжили! Опять дома строили своими руками. Потом голод... Что делать, поехала на заработки в Карелию. Лес заготавливала. Там и с мужем познакомилась.

Он войну прошел, уже слабый, больной был: во время одного из затяжных боев пришлось сутки лежать в воде - легкие застудил. Но глянулись друг другу, старшая дочь здесь же родилась. Через несколько лет уехали по комсомольской путевке в Кустанайскую область. Там еще троих детишек народили.

Жили хорошо, в достатке: свой дом, хозяйство, скотина. Конечно, много работали. Почти все на моих плечах. Я жалела своего Семена: какой из него работник - по три-четыре месяца в больнице лежал. Дети выросли, внуки появились. В 1993 году Семен Саввович умер, а его удостоверение ветерана Великой Отечественной войны куда-то задевалось.

Стало страшно жить, когда развалилась страна. Тут и начались наши мытарства.

Баба Лида замолкает, вновь переживая те далекие уже годы. В 1998 году она с семьей приехала в Краснокамск в статусе «вынужденной переселенки». В городской администрации немолодой уже беженке из Казахстана пообещали дать квартиру в течение нескольких лет, а пока предоставили комнату в общежитии училища № 78, где она стала работать вахтером.

Как известно, нет на свете ничего более постоянного, чем временное. Годы шли, про обещанную квартиру власти благополучно забыли. А в 2017 году ей отказали в продлении договора социального найма, по которому она жила все эти годы.

- Предложили подать в суд, - вступает в разговор внучка Леокадии Юльяновны Наталья Путилова, - на продление договора или приватизацию комнаты. Когда мы стали собирать документы, то узнали, что вдовам ветеранов войны так же, как и самим ветеранам, положено жилье. А удостоверения-то у бабушки нет!

Целый год я ходила по разным инстанциям, от комиссариата до министерства обороны, несколько раз пыталась подать заявление в суд, чтобы бабу Лиду признали вдовой ветерана. Все было безрезультатно. Мы уговаривали бабушку переехать жить к нам в дом, но она отказывалась. Хочет жить сама. С ней не поспоришь! Она ходит в магазин, хотя и живет на четвертом этаже, сама себя обслуживает.

Отчаявшись, я обратилась на телевидение, где пообещали помочь. Тут к нашему делу подключились специалисты министерства социального развития Пермского края. Как оказалось позже, в документы дедушки, Семена Саввовича, закрались многочисленные ошибки.

Его отчество писали кто как хотел: Саввич, Савич, Савович - но только не так, как положено. Хорошо, что дотошные юристы разобрались во всех ошибках и доказали нашу правоту. Бабушка получила удостоверение, и теперь ей положена не просто комната, а отдельная квартира.

Рада ли сама она такому развитию событий? Баба Лида, которой пошел уже 89 год, закрывает лицо руками:

- Знаете, я очень долго ждала этого. А сейчас, когда все так близко - мне стало страшно. В моем возрасте переезд подобен пожару. Да и привыкла уже. Но, наверное, все-таки поживу еще в собственной отдельной квартире.

Татьяна Какорина