Все новости

Война, начало: «Осколок попал мне в ногу, другой отрезал маме голову»

Лидочка родилась в небольшом городке Острог Ровенской области, что на Украине. Граница с Польшей была близко, и в 1939 году отца уже забрали в действующую армию.

На нашей стороне пока все было мирно, жители ходили в лес за грибами, ягодами и еловыми шишками, которыми топили самовары. Но тревога и беспокойство уже витали в воздухе.

Когда началась война, Лиде было пять лет. Эти первые страшные дни навсегда остались в ее памяти, незаживающей раной живут в ее сердце.

- Немцы зашли в город весело, как сейчас показывают в кино: в касках, с закатанными рукавами и оружием наперевес. Так мы оказались в оккупации. И практически сразу же по нашей улице пошли пленные советские солдаты, - собравшись с силами, Лидия Владимировна Ванюкова начинает свой рассказ.

Ее слова невозможно слушать без слез. - Мы жили в собственном доме, и я хорошо помню, как мама с бабушкой кипятили огромный самовар и выносили им дымящиеся кружки. А через несколько дней нас стали бомбить. Низко, почти над крышами домов, пролетали немецкие самолеты и сбрасывали снаряды.

В нашем доме был очень глубокий и крепкий подпол - в мирные времена там хранились овощи и фрукты, соленья да варенья. Вот как заслышим гул самолетов - вся родня в него. В один из дней нас в подполе набилось человек тридцать, только дед не пошел, остался наверху в саду.

Мама прижала меня к себе и что-то успокаивающе нашептывала. Вдруг страшный грохот, стены рушатся - в дом попала бомба, осколки развалили и подпол. Я ничего не видела, лежала под мамой, только было очень больно. Оказалось, осколок попал мне в ногу. Другой осколок отрезал маме голову…

Я плакала, кричала, ползла по окровавленным телам… Из-под завала меня вытащил дед, он тоже был ранен, но у него хватило сил донести меня до сада, где он передал соседке, наказав вызвать врача, а сам спастись уже не смог, умер прямо здесь на траве. Прошло столько лет, а я до сих пор ощущаю во рту песок, цемент разрушенного подвала!

После бомбежки бабушка собрала останки, повезла на кладбище. Когда рыла большую могилу, немцы снова летали над городом. Но она уже не пряталась, только говорила: «Ну давай, стреляй! Убьешь - я тут рядом со всеми лягу!»

Вот так из тридцати человек остались живыми только я, бабушка, крестная и ее сын Митя. Война продолжалась. В Остроге появились бандеровцы - полицаи. Их было сразу видно: в блестящей портупее, на боку у них были пистолеты, а в руках винтовки.

Жить стало голодно - все забирали для германской армии. Самым вкусным лакомством для меня долгое время была пареная свекла! - Лидия Владимировна смахивает слезы, затем продолжает рассказ:

- Однажды к нам пришел один из полицаев. Он о чем-то громко говорил с бабушкой, ругался, а потом стал ее бить. Она бросилась в окно и побежала через сад. Бандеровец снял автомат и стал стрелять по бегущей мимо яблонь старушке, но, слава богу, не попал. Меня не тронул, ушел.

Еще немцы очень не любили евреев. Приказывали им носить желтые нашивки на груди и спине, могли и выстрелить по ним просто так. В дальнем конце сада стоял сарай, там бабушка спрятала молоденьких евреев - брата и сестру. Втайне носила им еду.

Осенью стало холодно, а печь топить было нельзя. Соседи бы сразу заметили. И она попросила их уйти, чтобы не подвергать опасности меня. Потом после войны девушка приезжала благодарить бабушку за спасение.

Через долгие страшные зимы в Ровенскую область вернулись советские войска. Затем была Победа... А папа попал в плен и вернулся домой только в 1947 году. Мы с бабушкой до последнего не говорили ему, как погибла мама, боялись, что не захочет приехать и увидеть взорванный дом.

Их, как семью репрессированных, отправили в Ангарск. Там началась другая, уже мирная жизнь. Там Лидия Владимировна познакомилась с будущим мужем, который привез ее в маленький городок Краснокамск. Здесь, на пермской земле, родились дочери, появились внуки и правнуки. Хорошая, счастливая долгая жизнь.

- Знаете, - делится с нами Лидия Владимировна, - я до сих пор боюсь гула самолетов. Мне часто снится, как будто на дом падает бомба. Это очень страшно! Надо сделать все возможное, чтобы больше никогда не было войны!

Татьяна Какорина