Все новости

Послесловие к Дню матери - от редактора «Краснокамской звезды»

Я пишу эти строки, как дочь. Вероятно, у сыновей отношения с матерями складываются проще: мальчик изначально убежден, что мама - святая. И в этом счастье тех женщин, у кого мальчики. Мы же, девочки, слишком хорошо понимаем женскую логику, знаем цену женских слез и прочие женские нюансы, которые позволяют утверждать, что сила женщины - в ее слабости.

И потому в какой-то момент выходим из-под материнского контроля с боем, со скандалами. Мы, как костюм, как маску, вдруг сбрасываем с себя роль ребенка. И заявляем матерям, что они «не так жили», что «у нас все будет по-другому», что мы имеем право на личную жизнь, на любовь, на секс, в конце концов. И на выбор такого спутника жизни, который нравится нам, а не маме.

И слава богу, если мама признает это наше право. Без обид и драматизма. Тогда отношения останутся дружескими. Но если начнется конфликт на этой почве, он может уничтожить все, вплоть до простого человеческого общения.

Одна моя хорошая подруга любила присказку: «Детей должно быть двое. Лучше трое…» И я прямо подпишусь под этими словами. Потому что если бы у меня была только одна дочка, то я бы сошла с ума, увидев, как из милого «карапуза» она практически одномоментно превратилась в какую-то злую фурию, которая пыталась уничтожить всю нашу «девочковую дружбу».

Тут нелишне вспомнить еще одну народную мудрость: любите внуков - они отомстят за вас вашим детям. И я вспомнила наши отношения с мамой, когда мне было 16 лет: как я устраивала революции в одной отдельно взятой семье, как изводила самого родного человека своими «нестандартными» решениями проблем.

И только сейчас понимаю, какого труда ей стоило сохранить наши взаимоотношения. И потому в тот момент, когда моя старшая бунтарка начала куролесить, я, как моя мама, заставила себя свыкнуться с мыслью, что время жестких приказов и даже мудрых советов прошло и надо договариваться.

Главное в этот период было сохранить доверие.

Сейчас мы со старшей - лучшие подруги. Она вообще все несет ко мне (не знаю, может, чего-то бы матери лучше и не знать, но так есть). Но зато на путь неприятия меня теперь встала младшая. И снова похожие проблемы, другие, но такие понятные уже претензии…

Но я уже не впадаю в ступор, не рву волосы, чтобы понять: как, как из милой девочки с ее неизменным «да, мамочка» вдруг вырос такой лютый нигилист? Отрицает все и вся. Но у меня есть опыт: и это пройдет. У меня есть пример: моя мама…

Маме почти 80 лет. Она ослепла. И, к сожалению, я не могу быть рядом с ней каждый день. Она решила, что будет жить одна, потому что «так привыкла». И еще, наверное, она не хочет, даже в этом возрасте, быть обузой. Научилась ходить в магазин (белая трость нам в помощь), даже в парикмахерскую умудряется.

И если сначала я была против и уговаривала решить эту проблему по-другому, то теперь понимаю: пусть так, в движении - жизнь. Пока она не заперта в четырех стенах, она энергична, у нее на все свое мнение. Она такая, как и была - моя неугомонная мама.

И да, мы, бывает, по-прежнему спорим из-за политики, из-за воспитания детей. Но самое важное - она есть. Я могу приехать к ней просто так, чтобы почувствовать себя дочкой. Услышать, что «опять без шапки», что безответственно отношусь к своему здоровью и что «у тебя же дети!».

Все эти знакомые, когда-то набившие оскомину слова в последние годы звучат как музыка, как песня, заставляют чаще биться сердце. Потому что понимаешь - это говорит материнская любовь.

И молишься только об одном: «Живи, мама! Как можно дольше будь! Потому что без тебя я просто не представляю эту землю...»

Наталья Копылова
фото из открытых источников