Все новости

Фасад - конфетка, с тылу - драный зад: ремонт дворцов ради видимости



«Внутри Районный дворец культуры отремонтировали замечательно, новая площадка перед входом – замечательная, - похвалила поначалу позвонившая в редакцию читательница. - Но я каждый день прохожу по парку и вижу «дворцовый тыл» - уродливый, исписанный бранными словами, осыпавшийся. Почему ремонт не доводится до конца - ведь это учреждение культуры, которое должно украшать город?! А больше похоже на какие-то руины».

«Мир хижинам, война дворцам». Впервые в мире этот знаменитый призыв прозвучал в 1792 году в докладе члена Конвента Пьера-Жозефа Камбона, а  в «Краснокамской звезде» - почти двести лет спустя, когда автор этих строк впервые обратился к теме городского культурного наследия. В те годы речь шла в основном об оптимизации госучреждений - дворцы предполагалось перевести на новые экономические рельсы, научить зарабатывать деньги... 

Похоже, что это тоже была очередная утопия. Сегодня войну дворцам объявила не только новая экономическая реальность. Вот маленькая цитата из советского прошлого, из сказки «Чиполлино»: «Замок уже больше не замок, а Дворец  детей. Там есть и комната для рисования, и театр кукол с Буратино, и кино, и пинг-понг, и множество всяких игр...» Именно такой была идеальная картинка, которая заставляла небольшие города принимать на свой баланс от градообразующих предприятий дворцы культуры. 

По большому счету - такие, извините за метафору, архитектурные  комоды, украшенные портиками и слоноподобными колоннами... Да, они были хороши и уместны в условно-овощном мире детской коммунистической сказки. В реальности же все обернулось тяжелым наследием напыщенного прошлого. И хотя в краснокамских дворцах и по сей день резвятся дети, но многие дворцы давно уже, по сути, ничем не лучше хижин.
 
Громадные здания постепенно ветшают, огромные площади по большей части - особенно в сельских ДК - зачастую стоят пустыми. И хорошо, если в детском раю только облупилась краска на стенах и потускнели от пыли стекла. Жители Краснокамска уже сталкивались и с протекающими старыми крышами, и с затяжными ремонтами. Сегодня против дворцов воюет время - воюет жестоко и упорно. Воюет новая экономическая реальность, воюет даже сама культура. 

Как появились в нашем районе громадные дворцы культуры? Что им грозит сегодня? Что с ними делать дальше? Да и что такое дворец, как его воспринимать: как коллектив, как учреждение и как здание? Дом культуры на селе - пережиток прошлого или насущная необходимость? (На снимке: эркер Районного дворца культуры - настоящая архитектурная жемчужина. Но без ухода он больше похож на графские развалины).

Три стены - четыре «лимона»

Понять возмущение читателей можно. Но дело не в том, что у дворца нерадивые хозяева или администраторы. Каждый год руководство учреждения подает заявки на ремонтные работы, составляет сметы необходимых нужд и мероприятий. Управление культуры вносит их в программы, на основе которых формируется городской бюджет. Но окончательные приоритеты расставляются на заседаниях финансовых комиссий гордумы. 

Согласитесь: когда нужно срочно ремонтировать детские сады и школы, меньше всего будешь думать о декоре «дворцового тыла». Тем более что просто покрасить здание не получится: на ремонт трех стен муниципального учреждения, по самым скромным подсчетам, потребуется не менее четырех миллионов рублей! Нужен конкурс, нужен подрядчик, нужно выполнять предписания пожарных...

Так что сначала - жизнь, и только затем - культура. Однако, как мне кажется, за облупленным фасадом таится давняя системная проблема. Ведь недаром выше заявлен лозунг времен французской революции: борьба с дворцами - в том числе борьба с феодальной системой хозяйствования, направленной на производство исключительно для собственных нужд. Такими феодальными объектами нашего времени, как это ни парадоксально, остаются вот эти самые советские дворцы. 

Они не производят жизненно необходимого продукта. Они - порождение громоздкой, идейно подкованной, но нерациональной хозяйственной системы.

Захолустные «версали»

В современной Европе нет наследства страшнее, чем дворец или замок - содержать его в нормальном состоянии практически невозможно. Вся надежда, что попадешь в реестр ценных архитектурных объектов. Но попадали туда не все, и уже в 30-е годы XX века в книгах Вудхауса изображались несчастные аристократы, которые лично подставляли ведра и корыта под капель с протекающей крыши фамильного замка. Сегодня в роли таких вот «хозяев» поневоле выступают директора дворцов культуры. 

Лучший пример - гигантский дворец в Мысах. Его директор Андрей Гусельников руководит кружками, пишет сценарии, поет, ведет концерты - а в остальное время мысовляне видят его то на крыше дома культуры, то у входа с ведерком краски, то на лестнице с молотком и гвоздями. Он все время латает «шкуру» своего подопечного размером в  четыре тысячи квадратных метров: подкрашивает, подклеивает, приколачивает. Иначе жить не получается.
 
Или Районный дворец культуры - оригинальный проект эпохи пятидесятых, который удачно совмещает в своей архитектуре черты классицизма, ренессанса и евроремонта. Чтобы изыскать деньги на реконструкцию, несколько лет назад ДК попытался войти в краевой реестр объектов исторического и культурного наследия. Но в Европе, если твой дворец попал в этот самый вожделенный реестр, его будут осматривать туристы, а киношники запечатлеют твои фамильные портреты в «Аббатстве Даунтон» или «Пуаро Агаты Кристи». 

В Краснокамске же попасть в число «объектов наследия» – это значит просто «попасть». Не круто. Если здание - «объект наследия», ему нужна реставрация. А это - дороже ремонта. В итоге дворец удалось починить только по краевому проекту «Приведение в нормативное состояние объектов культуры».

В ДК поселка Оверята все надежды пока на будущее: в 2019 году дом культуры будет участвовать в новом проекте «Единой России» - «Местный дом культуры». На сумму в полтора миллиона рублей (1 миллион 359 тысяч - средства краевого бюджета, 150 тысяч - средства местного) в ДК наконец-то будет отремонтирован концертный зал. Но ведь это только один дом культуры из существующих шести. Опять-таки капля в море!

Устаревшая философия

Обычно в дворцы пионеров, культуры, а также дома крестьянина превращались бывшие дворянские усадьбы: «Заберем их культуру и комфорт, чтобы отдать новым поколениям!» Задумывались новые ДК и как орудие пропаганды - здесь проводились собрания, читались лекции о борьбе с курением, полезности кукурузы и полетах в космос. Задумывались как дома культуры, где культуру будут творить сами массы. Народ, так сказать. 

Но сегодня инициатива и самодеятельность масс практически сошла на нет, а на лекцию про кукурузу попросту никто не пойдет - туман философии разогнал технический прогресс. Ведь если мировая культура находится у тебя в кармане - то есть в смартфоне, - ты не очень нуждаешься в том, чтобы слушать популярные лекции и петь в хоре.

Есть у многих ДК проблемы и с содержательной частью: концерты в народном стиле и эрзацы советской поп-культуры 50-80-х годов современной молодежи представляются чем-то вроде египетских пирамид или ассиро-вавилонских песнопений. В итоге большую часть культуры в ее «дворцовом» варианте потребляют никакие не массы, а в основном люди старшего возраста. Ну и, конечно, дети. 

Кого «стригут» вместо овец?

Если феодальные дворцы содержали стада, земли, а также труд крепостных, то советские дворцы строились и жили за счет больших предприятий. В Мысах это был совхоз-миллионер, Дворец культуры Гознака строила фабрика «Гознак», дворец Ленина - ТЭЦ-5, почивший в бозе дворец нефтяников - нефтяники. Строили для своих же сотрудников,  позднее - для жителей новых микрорайонов. 

Это было обязательно: рабочие должны быть окультурены, ведь именно пролетариат - будущее обновленного человечества, эталон гармонической личности. При этом культуру работники предприятий должны были принимать обязательно большими дозами и непременно в коллективе. Петь - хором. Танцевать - вместе. Маршировать - в ногу. А для этого нужны большие залы, обширные вестибюли и хорошая акустика...

Однако в современных условиях гигантские масштабы стали для ДК тяжелым бременем. Ведь культурные гиганты нужно не только ремонтировать, но и просто содержать, а в зимнее время - постоянно отапливать. На это, как и на исполнение предписаний надзорных органов, а также экстренные ремонтные работы, обычно выделяются бюджетные средства. 

Остальное - мелкие доделки, обновление материальной базы, создание декораций - осуществляется за счет внебюджетных услуг, где роль феодальных овечьих стад играют выставки-продажи шуб и дубленок. Именно они сегодня содержат дворцы. А еще - концерты заезжих звезд и полузвезд - иной раз весьма сомнительного качества. Как тот, на который недавно пожаловался нам в телефонном разговоре читатель «Краснокамской звезды» Георгий Иванович Павлов:

«На день рождения приобрел билет на концерт приезжего исполнителя: в репертуаре заявлены образцовые номера и арии – от Паваротти до Ободзинского, которого я когда-то имел счастье слушать вживую. Что это был за концерт! Фонограмма, отвратительное кривлянье, исполнение никудышное. Пожалел потраченного времени! Как такие концерты можно принимать!» Безусловно, плохой концерт - вина не дворца, а вина системы. Исполнитель платит за аренду - исполнитель поет. Как поет - вопрос уже несущественный... 

В заложниках у системы

Коллективы в наших дворцах отличные - по-настоящему отличные, без преувеличения. Замечательные вокально-хореографические коллективы, театральные объединения, интересные творческие кружки. Здесь есть и (по нынешним временам) эксклюзив - театр кукол, фотокружок, шахматы. Здесь работают не только настоящие энтузиасты и мастера своего дела: ансамбли получают награды на фестивалях и конкурсах краевого и российского масштаба, а на перечисление дипломов не хватит и десяти газетных страниц. 

В ДК Мысов и Усть-Сынов - отличные библиотеки. Творческие коллективы проводят яркие театрализованные праздники, оригинальные концерты, участвуют в каждом событии в жизни своего населенного пункта. Они действительно работают на пять, они стараются вести хозяйство рационально, но каждый раз снова и снова оказываются в заложниках системы - системы с феодальными корнями. 

А есть ли перспектива?

Около года назад министр культуры РФ отвлекся от непримиримой борьбы с Голливудом и внезапно озаботился культурой на селе: было предложено строить новые типовые дома культуры, оснащенные и «упакованные» на самую современную ногу. Сгоряча где-то что-то такое, по-видимому, построили. Однако факел современного просвещения села погас так же внезапно, как и загорелся. О проекте почти не слышно. 

И это понятно: работать в этих новых ДК попросту некому. Платить за работу нечем, содержать не на что, а новейшие навороты вряд ли будут востребованы. И даже если принять в расчет дачников и новых переселенцев - из тех, что переезжают в село, чтобы обрести тишину и свежий воздух, - досуг они предпочитают проводить все-таки в мегаполисе. 

И это не только ситуация Краснокамска с его небольшим бюджетом. Для сравнения возьмем Петербург, где выстроенные в советское время дома и дворцы культуры спасаются, либо также сдавая залы в аренду, либо проводят корпоративы. Или же пытаются выживать за счет модернизации - устраивая антикафе, приглашая популярных лекторов и исполнителей. Но в Петербурге для дорогих и эксклюзивных услуг находится заказчик.

Возможно, какие-то заказчики и спонсоры найдутся и в Краснокамске, с его довольно большим спросом на детские кружки и творческие объединения. А у села перспективы неутешительны. Поэтому новые проекты, средства, подходы к сфере досуга нужно искать сейчас - иначе война, которую объявили дворцам экономика и время, оставит грядущим поколениям уже не воображаемые, а самые что ни на есть настоящие руины. 

Кстати
В Пермском крае - 620 учреждений культурно-досугового типа в населенных пунктах до 50 тысяч человек. Из них 50 процентов нуждаются в ремонте и обновлении материально-технической базы. Реконструкция и ремонт сельских ДК производятся в рамках программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года» и проекта «Местный Дом культуры». Последний реализуется по двум направлениям: субсидия по оборудованию составляет до 1 миллиона рублей, по текущему ремонту - до 1,5 миллиона рублей. В 2018 году по проекту было отремонтировано 50 домов культуры в 28 муниципальных районах.

Елена Гирко