Все новости

Жизнь как жизнь, обычная, как подвиг. 100 лет Анастасии Ворониной

bykarizigor Сегодня поздравили жительницу Краснокамска
Анастасию Васильевну Воронину со 100-летним юбилеем.
На солидный юбилей собрались самые близкие и родные люди,
приехали внуки, правнуки и праправнуки из далекого Сургута.
Желаем Анастасии Васильевне крепкого здоровья,
благополучия, оптимизма.


Анастасии Васильевне Ворониной, жительнице Краснокамского городского округа Пермского края, 8 января 2020-го исполнилось 100 лет.

Родилась она в деревне Мерклово, что стояла век назад в Шаховском районе Подмосковья. Родители ее - Феодосия Матвеевна и Василий Гаврилович - работали на своей собственной земле. За что вскоре и поплатились. Началась коллективизация, всех обязали «идти в колхоз». Отец ни в какую не соглашался, за что его посадили.

А мама через совсем короткое время умерла. Тринадцатилетняя девочка и трое ее братьев 15, 10 и 8 лет почти в одночасье осиротели. Пришлось идти по миру. И рады были бы селяне накормить детей досыта, да у самих в карманах свистело - хлеба вдоволь и их семьи не видели. Пришлось Насте поступить на работу на льнозавод, что располагался в деревне неподалеку.

Работа была тяжелая, а денег платили мало, едва хватало, чтобы не умереть с голоду. Но не умерли. И вот в 1938 году, получив паспорт, Анастасия уезжает в столицу и устраивается путевым рабочим на Московскую окружную железную дорогу. Хотелось бы найти работу полегче, но куда пойдешь с двумя классами образования? Какое-то время прожила в семье брата, но вскоре начались придирки снохи, и пришлось ей снимать угол в вагончике у знакомой женщины.

Часто ходила она на железку, чтобы собрать хоть сколь-нибудь угля и протопить холодное и сырое помещение. Потом ей дали место в общежитии. Несмотря на то что в комнате жило 12 девушек, это казалось просто раем. Прямо перед войной Анастасия недолго проработала на московском металлургическом заводе «Серп и молот», но снова вернулась на уже хорошо знакомую железную дорогу.

Началась война. Немец подходил все ближе и ближе к Москве. Железная дорога жила интенсивной и напряженной жизнью. Вместе с ней день и ночь работали путевые рабочие, выполняя все требования военного времени. А в конце 1941 года наши войска отогнали немцев от столицы. Путевых же рабочих, в числе которых была и Анастасия, отправили в деревню Крюково, где после кровопролитных боев была разрушена основная ветка железной дороги. Требовалось ее срочное восстановление.

- Какие морозы стояли, - вспоминает Анастасия Васильевна, - руки к металлу прилипали! Да что, работа-то была хорошо знакома. Хлеб нам привозили мороженый, мы его рубили топором, а потом отогревали на груди, чтобы можно было хоть кусочек откусить.

26 декабря вдруг привезли целый мешок манки - это было просто чудо! Мы ее варили без соли, без молока и без сахара, на растопленном снеге. Было так вкусно, словами не передать! До сих пор помню этот удивительный вкус. Еще за успешное выполнение производственного задания я была отмечена благодарностью.

В конце 1942 года вернулась обратно в Мерклово - а из нашего дома сделали баню. Правда, и пожить-то в нем почти не удалось. Снова отправили - теперь уже в Калининскую область - копать противотанковые рвы. А они знаете, какие глубокие! Увезли за 250 километров от дома, а возвращаться пришлось пешком.

Долго добиралась. В 1943 году познакомилась с офицером, их часть располагалась в деревне поблизости. Как красиво он за мной ухаживал, да все припевал: «Та не плачь, не горюй, моя дорогая…» Завязалась у нас с Петром любовь. Родился сын, назвала я его Николаем.

А офицер тот женатым оказался, да и детишек двое. Уехал к своей семье. Стала растить сына одна. Ох и наплакалась я тогда… Года два-три ему уже было, как в 1946 году начался в деревне голод - ничего не уродилось. Люди стали умирать.

Я очень переживала за маленького Колю, собралась да уехала к другому брату в Краснокамск. Тогда он совсем не был похож на город - везде стояли одни бараки. В одном из них я и поселилась. Устроилась работать на ТЭЦ, на топливоподачу. Вроде красиво звучит, а на самом деле таскала уголь к котлам.

Грязная, тяжелая работа, но делать нечего. Не роптала. Тогда, в 1947 году, на рабочую карточку давали килограмм хлеба, да 50 рубликов получала. Так 24 года и проработала на вредной работе.

В 1970 году Анастасия Васильевна вышла на пенсию, но работала до тех пор, пока теплоэлектроцентраль не перевели на газ. Сын вырос, женился, уехал на Север, в Сургут, где родились у него две дочки - бабушкина радость. Но она, по привычке уже, продолжала трудиться. Довелось ей побывать и депутатом горсовета, и няней в детском саду, и уборщицей на почте. Работала вплоть до 73 лет.

Неужели так и прожила она одна всю жизнь, не повстречав любимого? Хотела спросить, но постеснялась. Анастасия Васильевна, видимо, предугадав мой вопрос, продолжала рассказывать:

- В Краснокамске-то в то время мужиков было раз-два и обчелся! Правда, сватался ко мне один столяр. Я ему говорю: «Какая я невеста, даже табуретки своей нет!» А он в ответ: «Вот я и наделаю!» Чего-то не по душе он мне был.

Потом еще один ухажер появился. Бедовый был, очень нравился сыну, а я его побаивалась - в тюрьме сидел. Вроде сначала ласковый, а как выпьет - злой.

Меня мужчины на работе спрашивали: «Чего замуж не идешь?» А я в ответ смеялась: «Был уже офицер. Замуж теперь пойду только за генерала!» А потом уже и старшую внучку воспитывала, не до мужчин мне было.

Так проходили годы. Успела Анастасия Васильевна поработать даже в Сургуте. Ей хотелось помогать семье сына. И обратно в Краснокамск вернулась - здесь ведь тоже родня. Вот недавно правнучка вышла замуж, значит, будет пополнение в семействе. Сейчас бы жить полной жизнью, да ноги подводят.

Слушала я рассказ Анастасии Васильевны и удивлялась: все до мельчайших подробностей сохранила ее память. Не была она на войне, не била фрицев под Москвой, но вся ее жизнь - это подвиг. Обычный подвиг обычной русской женщины.

Татьяна Какорина
фото администрации Краснокамского ГО ПК