Все новости

«Жив. Люблю. Гоню врага», - Великая Отечественная в письмах и сочинениях

Почти не осталось уже ветеранов Великой Отечественной войны. Но живем на Земле мы - их потомки. И наша память воскрешает каждого из воинов, наша память дает им возможность оставаться в строю живых. Рубрика газеты - «Одна на всех!» - она об этом.

О том, что 75 лет Победы - великая дата как для убеленных сединами старцев, переживших ту войну, так и для их правнуков и праправнуков, которые, к счастью, знают о том тяжелейшем времени лишь понаслышке. В новой рубрике мы хотим познакомить вас, дорогие читатели, как с письмами с передовой краснокамцев, воевавших на фронтах второй мировой, так и с мыслями краснокамской молодежи, которая с трепетом вспоминает подвиги своих дедов и прадедов.

По сути - сегодня предлагаем вам осмыслить рассуждения разных поколений краснокамцев о жизни, о Родине, о свободе, о Великой Победе. Сегодня мы все с гордостью, не кривя душой, говорим: победа над фашизмом - это наша Победа! Одна на всех…

Он не любил вспоминать войну

В этом году мы с бабушкой в четвертый раз пойдем в «Бессмертном полку» с портретом деда Коли. Он не дожил до 75-летия Великой Победы, но про него мне рассказала баба Таня, его внучка, которую он воспитывал.

Николай Михайлович Удалов, мой прапрадед, был настоящим боевым офицером. Ему было 32 года, и он был начальником штаба авиационного полка, в котором служил. Когда началась Великая Отечественная война, стал штурманом тяжелого бомбардировщика ПЕ-2 и много раз летал бомбить фашистов. Дед Коля несколько раз горел вместе с самолетом, но ни разу не был ранен.

За боевые заслуги дед был награжден орденом Красной Звезды, орденом Боевого Красного Знамени, медалью «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа» и «За взятие Кенигсберга».

После войны дед много лет проработал на авиационном заводе в городе Иваново военным представителем. Баба Таня рассказывала, что он не любил вспоминать войну.

Дарья Довгополая, 
10 лет, с. Мысы

Мои дедушки - герои

Мои прапрадедушки и прапрабабушки вместе со всем советским народом были участниками Великой Отечественной войны. Мужчины нашей семьи сражались на фронте, женщины служили в медицинских войсках, и одна даже в Генштабе. История одного из них мне хорошо известна. Это Андрей Волегов.

Он родился в 1913 году в одной из деревень Пермской губернии и с первых дней войны в свои 28 лет отправился на фронт, оставив дома жену и троих маленьких детей. Вот что поведал Наградной лист о герое: находясь в Красной Армии с 30 июля 1941 года, неоднократно участвовал в активных боевых операциях, конкретно в 1941 г. в обороне Новгорода, Москвы и Клина, Ленинграда, проявлял отвагу и в течение 1941-1942 годов в штыковых атаках был дважды ранен противником.

За годы войны бесстрашный и мужественный Андрей Алексеевич был награжден: в 1942 году - медалью «За оборону Ленинграда», в 1944 - медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды. Раны, полученные во время войны, беспокоили его всю оставшуюся жизнь. Но он никогда не жаловался, гордился своей страной и своей судьбой. Он умер в 1968 году, а было ему всего 55 лет.

Второй прапрадедушка, Георгий Александрович Зеленин, родился в 1900 году в селе Иваньково Рязанской области. В 30-е годы семья попала в Краснокамский район, жила в деревне Лежаки Мысовского сельсовета. На войне он был танкистом, с первых дней оказался на передовых рубежах. Он сражался в 1941 году под Москвой, Смоленском, в 1942 г. участвовал в Сталинградской битве.

А участие в одном из ключевых сражений Великой Отечественной войны в июле-августе 1943 года - Курской битве, где состоялось самое крупное танковое сражение в истории, оказалось для него последним боем в этой войне. В танк попал снаряд, он был серьезно ранен и получил контузию, результатом которой стала глухота.

Вернувшись с фронта, прапрадедушка стал работать в совхозе и делал всё, чтобы армия и народ страны не нуждались в продовольствии. Дедушка очень много работал, никогда не жалел себя. Он имел много наград, но, к сожалению, в нашей семье не осталось документов, так как его жену из деревенского дома дети после его смерти перевезли в Москву, а в настоящий момент уже умерли и дети. Можно сказать, что прапрадедушке повезло - он вернулся с войны живым.

Мы, молодое поколение России, благодарны нашим предкам за тот подвиг, который они совершили не ради славы - ради жизни на Земле.

Александра Щербакова, 
15 лет

Фамилией дорожу

Дед мой - Леонид Олимпович Степанов - ветеран Великой Отечественной войны. Будучи еще молодым, он очень метко стрелял. Наверное, поэтому, встав на защиту своего Отечества, он сразу же получил в руки снайперскую винтовку.

Сейчас уже мало кто знает, но во время войны больше всех советских военных формирований немцы не любили партизан и снайперов. А уже из партизан, с наибольшей жестокостью, они относились к тем, кому удавалось сбежать из лагерей (с этой целью они педантично вели пофамильные списки всех заключенных). Говорят, что у них даже была издана директива: ни первых, ни вторых в плен не брать.

Как вы уже поняли, мой дедушка во время Великой Отечественной был снайпером. Когда наша армия еще терпела поражение за поражением, их подразделение отправили защищать одно из направлений. Как посчитало тогда командование, немцев там должно было быть немного и снайперов будет вполне достаточно. Но они просчитались...

Уже затемно появилась немецкая пехота. Дед и его отряд заняли ключевые позиции и, подпустив врага поближе, начали стрелять. Как сам он рассказывал:

«Немцы явно не ожидали нас здесь встретить, но, быстро поняв, что происходит, ретировались. На следующий день они уже предприняли полноценную атаку с большим количеством сил, но их инициатива опять оказалась провальной. Еще через день они, уже поддерживаемые легкобронированной техникой, подошли к решению своей «проблемы» со всей ответственностью.

Но и тут их ждала неудача. Тогда они вызвали авиацию. И нас хорошо проутюжили… Очнулся я уже от очень близких и одиночных выстрелов. Конечно же, я быстро догадался, что нас разбили, а сейчас происходит «зачистка». Меня сильно контузило после бомбежки, и я почти не мог шевелиться...

Немцы, убедившись, что я еще жив, подхватили меня на руки и куда-то потащили. Тут, оглядевшись, я обнаружил, что ни в руках, ни где-то возле меня винтовки нет. Судя по всему, ее отшвырнуло взрывной волной. Тогда я в первый раз попал в лагерь, моим товарищам повезло меньше».

Прошло какое-то время, и деду с несколькими товарищами удалось бежать из лагеря. Беглецы успели отойти достаточно далеко, но перед ними была река. Они уже построили плот и начали двигаться к своим. Но как только вышли на середину реки - беглецов обнаружили. Почти всех перебили.

Деду же моему удалось, спрыгнув в воду, залезть под плот и остаться в живых. Вытащив его на берег, первое, что спросили фашисты, - его фамилию…

Вот тогда-то Леонид Олимпович и стал Волковым. Потом был второй плен и освобождение. Да и много чего еще. Но свою фамилию после войны он вернул! Вернул, чтобы затем передать ее моему отцу! И я этой фамилией очень дорожу. Такая вот история…

Антон Степанов,  депутат Думы Краснокамского городского округа Пермского края

Письма с фронта

Неизвестный солдат

«Здравствуй, дорогой сынок! 22 июня исполняется год, как я не видел тебя. Я очень соскучился по тебе, часто тебя вспоминаю. Тебе уже пять лет, вот какой ты большой. Расти, сынок, будь умненьким, люби своего братишку, учи его. Я скоро вернусь. Вот прогоним всех фашистов, и вернусь. Крепко целую тебя. Твой папа».

Из писем Алексея Малышева, 
командира эскадрильи авиаполка

«Здравствуй, Машенька и сынулька Алешенька! Верушечка, не грусти. Готовься к зиме. Купи сыну валенки и сшей ему шубку. Люблю вас. Алексей».

Сержант гвардии Александр Гусев

«Ранило в правую ногу. Сделали операцию, вытащили осколок. Ранение легкое - уже хожу на перевязку сам. Надеюсь, что скоро заживет и опять буду бить немецкую гадину. За измученный наш советский народ, за вас, мои родные».

Гвардии рядовой Леонид Кареев

«Здравствуй, Машенька! Не писал долго, потому что, во-первых, было некогда, во-вторых, не с кем было отправлять. Вот уже восьмой день как идут бои с фашистами. Фронтовая жизнь - это совсем не то, что представлял я раньше. Спать приходится здесь тогда, когда почти умучаешься до неузнаваемости.

Умирать без пользы никому не хочется.

Машенька, посылал тебе через одного знакомого 250 рублей. Не знаю, получила или нет? Машенька, пиши, как с работой, что нового в живой жизни. Он уже, наверно, ходит, и вы с ним гуляете по вечерам по улице. Привет бабушке. Крепко-крепко целую. Пока, до свидания».