Все новости

Поколение сильных духом: война их не сломила

«Я не знала лично своего прадедушку - Алексея Александровича Копылова, но мне про него много рассказывала моя мама. Это был человек с обостренным чувством справедливости. И еще он учил ее никогда не нарушать данного слова. Мама вспоминает, что любимой его поговоркой была «Назвался груздем - полезай в кузов».
                                                                           Полина Казакова, 11-й класс, Пермский край


Сам он в этот символический «кузов» лез многократно. На фронте оказался с первых дней войны, в свои 22 года. Первую награду - медаль «За отвагу» - прадед получил за бои в районе Великих Лук под Полоцком.

Мы с мамой нашли наградной лист Алексея Александровича Копылова, где описан подвиг техника-лейтенанта, командира машины КВ танковой бригады №22: «В районе города Торопец в августе 1941 года, при задержании наступления противника на указанный город, была подбита машина. При производстве ремонта был тяжело ранен…» Правда, награда нашла его уже после войны.

И наградной лист был подписан лишь 15 февраля 1946 года. Мама рассказала мне, почему так растянулось во времени это награждение.

Оказывается, прадед мой прошел и через дисциплинарный батальон (дисбат в простонародье). Дело было так. После ранения под Полоцком он вернулся в строй. И продолжил бить фашистов. Но на тот период перелома в войне еще не наступило и фашистская армия жала наших воинов на всех фронтах.

Прадед и еще несколько солдат Красной Армии попали в окружение. Пробирались по болотам и лесам, были среди них и раненые. И, поскольку прадед оказался среди этих солдат старшим по званию - лейтенант, он взял командование на себя.

Поход этого маленького отряда был очень трудным. Людям нечего было есть, кипятили воду из каких-то болот и пили. Этой же кипяченой жижей обрабатывали раны… И прадед был в ответе за всех - умирающих раненых, голодных живых… И вот как-то вечером у костра у одного солдатика случайно спала с плеч шинелька. А под ней, на рубашке «солдата», при отблесках костра прадед увидел майорские звезды.

Ну, то есть этот офицер настолько испугался, что скрыл свое воинское звание, чтобы выбираться из окружения без какой-либо «идеологической нагрузки». И тогда, по рассказам маминого отца (сына Алексея Александровича), прадед мой достал пистолет и без суда и следствия, по законам военного времени, застрелил этого офицера. Горяч был, этого не отнимешь!

Письма краснокамцев с фронта: 23 декабря 1941 года
- Дорогая мама! Прошло уже долгих пять месяцев с тех пор, как я уехал из дому. Многое за это время изменилось и в моей жизни. Я стал значительно серьезнее. Короче говоря, изменился сильно. Факт тот, что настроение теперь стало еще лучше и недалек тот час, когда я снова увижу тебя. Привет родным. Пишите, как живете. Пока до свидания.
Володя.


Прадед вывел свой маленький отряд из окружения без потерь. Даже раненые попали на нашу советскую территорию живыми… А Алексей по выходе из окружения написал рапорт о том случае с расстрелянным им офицером. И получил за это срок в дисбате.

В дисциплинарном батальоне, как он рассказывал уже моей маме, они рыли траншеи днем, дождь лил как из ведра, эти ямы тут же заполнялись ледяной водой. А ночью их загоняли как раз в эти траншеи, чтобы охрана могла всех видеть. Охранники с автоматами стояли наверху, а утром прадеда и таких же, как он, солдат, перевозили на новое место.

И снова были траншеи, и дождь, и холодная вода. Прадед застудил легкие, тяжело заболел. Все уже списали его со счетов. И отправили умирать в медсанчасть… И знаете - это была его счастливая судьба. В медсанчасти работала молоденькая медсестра Лидочка. Она выходила прадеда, буквально отняла его у смерти. И потом была любовь…

После войны Алексей и Лидочка поженились, родили и воспитали троих детей (среди которых был и мой дед Анатолий). И были реально счастливы, но про войну прадед рассказывать не любил. Мама говорит, что они вытягивали из него скупые эти воспоминания буквально клещами… А так был балагур и очень жизнелюбивый человек.

Письма краснокамцев с фронта: 1 июля 1941 года
- Здравствуйте, дорогие родители, братья и сестры! Шлю вам сердечный привет! В настоящее время нахожусь на старой границе. Только счастливая случайность спасла мне жизнь. За период с 22.VI по 1.VII пережил очень многое, но все трудности еще впереди. Совершилось такое ужасное дело. Война с Германией будет нелегкой, враг силен, и потребуются величайшие усилия, чтобы его разбить и уничтожить. Сколько моих боевых друзей погибло смертью храбрых... Прошу вас не горевать и не плакать, если погибну, умирать буду за свое народное, великое дело.
Ваш сын Александр.


И еще - прабабушка Лида (Лидия Павловна) всю жизнь поддерживала здоровье своего супруга как могла: она курсами прокалывала ему уколы, следила, чтобы он не захлебывался от кашля. И каждые полгода договаривалась с руководством своей больницы (работала там врачом), чтобы прадеда положили на поддерживающую терапию - легкие у него были ни к черту.

И так они прожили вместе довольно долго - точно больше 40 лет. Прабабушка ушла раньше прадеда. И он после нее долго не задержался на этом свете.

Я слушаю рассказы мамы о том времени и поражаюсь: как наши прадеды, деды были сильны духом! Они не просто выжили в той войне, не сломались от всех передряг и ужасов ее, но и продолжили жить дальше. Они не стали моральными калеками, нет, но сердца их, ожесточенные законами военного времени, все-таки оттаяли после Победы.

Они словно заново научились любить, вновь смогли радоваться жизни, рожать и воспитывать детей… И я горжусь своим прадедом! Потому что и его кровью и потом (в том числе) завоевана наша Великая Победа в далеком мае 1945 года…

Письма краснокамцев с фронта: 27 июня 1941 года 
- Добрый день! Здравствуйте, папа и мама! Шлю я вам свой сердечный привет и наилучшие пожелания в вашей жизни. В этот момент, когда враг голодной, пьяной ордой налетел на нашу землю, только ваша жизнь меня и тревожит. За себя же я спокоен. Моя жизнь будет полностью принадлежать родной Отчизне. День 22 июня я запомню еще потому, что в этот день у нас должен бы быть парад, но ввиду сложившихся обстоятельств он не состоялся. Нам только сказали: «Парад будет после». Да, он действительно будет после, в Берлине. Несколько о себе. Живу хорошо. Здоров. Еще раз прошу обо мне не беспокоиться, а особенно маму. Пока учимся, но час наш еще не наступил. Пока все.
С приветом, ваш сын Н.