Все новости

Фронтовики просили, чтоб молодежь не забывала их подвиг

Встречи, встречи… Сколько их случилось за мои почти полвека работы корреспондентом газеты «Краснокамская звезда». Особенно запоминались именно те герои, что прошли дорогами той страшной войны.

«На войне как на войне - и тяжело, и страшно…» - эти простые и понятные слова сказал мне при встрече ветеран Великой Отечественной войны Михаил Федорович Долбилкин. «Нас так мало осталось, - говорил он, - и так хочется, чтобы новое поколение не забывало подвиги старших».

Я помню их лица, печальные и все понимающие глаза, слышу их голоса… Слава Богу, мне посчастливилось хоть краешком сердца прикоснуться к их судьбам, узнать величие души воинов-освободителей, понять и принять их переживания и подивиться мужеству, терпению и благодарности за все, что им выпало на долю.

Поэтому в этот прекрасный и горестный праздник Победы мне захотелось вновь вернуться к тем незабываемым встречам и вспомнить те эпизоды из их военной биографии, что особенно врезались в память.

Валентина Николаевна Челядинская:

- В партизанской бригаде была врач, ее попросили сопровождать меня, разведчицу, через немецкие посты. Придумали, что она ведет меня беременную в Могилев. «Стони громче, а то не поверят, что тебе плохо», - говорит Раиса Федоровна. Я, держась за «большой» живот, застонала. Доктор с чемоданчиком придерживала меня за плечи.

Так и прошли, и документов не потребовали. Получив нужные сведения, мы возвращались в отряд. В одной из деревень попали в засаду. Врача отпустили, а меня повели к старосте и приказали расстрелять. Тот хмуро оглядел меня и сказал: «Хорошо, я сам ее расстреляю». И повел. Краем глаза видела, как жалея смотрели на нас женщины и утирали украдкой слезы.

«Похоронят меня здесь, - думала я, - и никто не узнает, где я лежу». Уже за деревню вышли. Очнулась от тишины, оглянулась - никого. В изнеможении села прямо на землю и заплакала… Тут и застала меня партизанская разведка. Но пришла я с этого задания совсем больной: где-то в дороге заразилась сыпным тифом.

Письма с Фронта
23 сентября 1943 года
«Привет с фронта! Здравствуйте, мои дорогие мама, Аля, Надя! Сегодня есть свободное время, так что я пошел в медсанбат с расстройством желудка, но я, наверное, скоро выйду. Ну, мама, я начинаю на вас немного обижаться, потому что я вам пишу много, но вы мне пишете очень мало в сравнении со мной. Я верю, что у вас очень мало свободного времени, скажу вам одно, что я жив и немного болел, скоро буду здоров. Сообщу вам, что с 3 февраля я не был на передовой, мы переходим на другое место, прошли уже около (замазано цензурой) км и идем дальше. Мы прошли мимо взятый город Карачев, за который наша часть получила благодарность от Сталина, прошли Брянск и сейчас идем по деревням, где был фриц 5-6 дней назад, здесь фриц бежал без оглядки, и поэтому здесь остались целые деревни, в деревнях полно всякой скотины, птицы. Ну, пока все, привет всем родным и знакомым.
Остаюсь ваш гвардии сержант Сергеев».


Вера Васильевна Юдина:

- Наверное, нынешним молодым людям рассказы о войне кажутся чем-то обычным - история, все прошло, забылось… Но в памяти фронтовиков ничего не прошло, с ними навсегда остались кошмары бомбежек, смерть товарищей, с которыми делил последний глоток воды и одну на двоих цигарку…

Лежу во ржи и думаю: теперь мне не страшно, увижу, куда бомба с самолета полетит. И вдруг ощущаю всем существом своим: так на меня ж она летит, сейчас не будет меня - и этот страх сковывает, и некуда деться… Господи, да как же мы все это вынесли!

Письма с Фронта
17 июля 1944 года
«Здравствуй, дорогая мамочка, шлю тебе свой горячий красноармейский привет и сообщаю, что я жив, здоров, чего и вам желаю. Чувствую себя еще лучше, чем до ранения. Ранило меня, как я тебе уже писал, в поясницу. В прорыве между Оршей и Витебском. В госпитале лежал в Смоленской области. Мама, деньги, которые ты мне выслала, я еще не получил. Сфотографироваться, конечно, есть возможность, но нет денег. Мама, напиши подробней, что с Иваном Ивановичем. Ну а пока писать кончаю, остаюсь ваш сын Леонид. Привет всем родным и знакомым.
Леонид Дудников, рядовой».


Анатолий Гурьянович Михеев:

- Донимала на войне непогода. Помню, как под Оршей в сорок третьем стояли в обороне с октября по декабрь. Днями шел дождь со снегом, а ночью - мороз, промокшая за день одежда застывала. Круглые сутки бойцы были мокрые, продрогшие. Вот сейчас ноги-то ноют не только от ранений…

23 декабря после получасовой артподготовки мы пошли в наступление. Перед обороной фашистов местность на нашей стороне была расчищена, пристрелен каждый бугорок, кустик. Подпустив наших метров на пятьдесят (а я видел в лицо некоторых фашистов), немцы начали нас расстреливать в упор.

Это был настоящий «убой», как говорят футболисты, игра в одни ворота. Из всего взвода осталось в живых только семеро! Я был ранен. Впоследствии узнал, что такая же участь постигла всю нашу дивизию. Не думал не гадал, а вот побывал в самом пекле войны, вырос от рядового до офицера.

И когда прихожу к будущим солдатам, призывникам, говорю им: «Правители приходят и уходят, а Россия и народ остаются». И призываю: «Любите Россию! Россию, которую мы защищали».

Ирина Некрасова, журналист-ветеран
На фото военных лет краснокамец Б.Д. Смирнов - первый слева.