Все новости

Сказка и жизнь главного краснокамского Деда Мороза



Совсем скоро Новый год! А это значит, что режиссер Краснокамского Районного ДК Юрий Попов наденет длинную вышитую, в морозных рисунках, шубу, высокую шапку, шитые рукавицы, возьмет в руки волшебный посох и пойдет творить чудеса. 

Как и положено накануне праздника самому настоящему Деду Морозу. В этом году добрый волшебник из РДК отпраздновал свой юбилей, представ перед публикой в образе Александра Вертинского. А до этого сыграл множество культовых детских персонажей - от Бабы Яги до Карлсона, от Снеговика до Короля. Сегодня, накануне праздника, Юрий размышляет о творчестве, пути артиста, о своих творческих кумирах и сложном умении создавать чудеса.
 
Он - Дед Мороз со стажем: много лет ведет новогодние вечера для детей, представая перед ними в знакомом волшебном образе. А каково это - быть Дедом Морозом? Каково - «творить чудеса своими руками», как завещал Александр Грин? Ведь чудо - оно потому и чудо, что его не ждешь по расписанию. Или все-таки...

- Прежде всего, нужно создать ощущение праздника в собственной душе: тогда найдутся и нужные слова, и красивые, запоминающиеся сказочные образы, - уверен Юрий Попов, руководитель театрального коллектива «Диалог», актер, режиссер - а по совместительству и главный выдумщик и сказочник Районного дворца культуры. - Как Дед Мороз, я начинал с дубляжа - подменял в сказочных постановках Дворца культуры Гознака худрука и режиссера Павла Геннадьевича Волегова, у которого многому научился и в актерском деле, и в режиссуре.
  
Дубляж дубляжом, но Дед Мороз получался каждый раз какой-то свой, особенный. Кстати, у всех Дедов Морозов, которых мне доводилось знать, характеры были разные - один артист делал «дедулю» озорным и бойким, другой - предпочитал образ строгий и даже несколько величественный. А у кого-то и вовсе получался никакой не дед, а спортивный и моложавый зимний волшебник.
 
- Юрий Олегович, а верят ли современные дети в Деда Мороза? Выигрывает ли 3D против артиста в костюме? 
- А вот это уже задача артиста - создать героя, которому поверят не только дети, но и самые скептичные взрослые. И знаете что: современные дети в чудеса верят. Не только малыши, но и школьники иной раз так увлекаются новогодним действом, настолько сопереживают, что подсказывают добрым персонажам, как спастись от злодеев. Вредных кикимор, леших и Бабу Ягу, Бармалея маленькие зрители со сцены просто-напросто прогоняют: «Уходи, ты всегда обманываешь!» А к Деду Морозу всегда подойдет какой-нибудь любопытный малыш и, с восторгом глядя на белую бороду и серебряный посох, громким шепотом скажет: - Дедушка, а ты настоящий? Конечно, настоящий, я знаю! 

О харизме и волшебстве

Дед Мороз - добрый волшебник, которого любят и взрослые и дети. Но, как признается сам артист, на счету которого множество сказочных образов, играть леших и кикимор иногда гораздо интересней. В таком образе есть конфликт, есть противоречие, есть характер, который зачастую напоминает озорного ребенка.
  
- Меня очень интересуют актерские работы Георгия Милляра, который воплотил в сказках Александра Роу по-настоящему классические сказочные образы. Бабу Ягу, знаменитого гоголевского черта, водяного и прочих чуд. Он как-то умел быть не столько страшным, сколько интересным и веселым. А главное - убедительным. Кажется, он знал, как двигаются и говорят, как думают и поступают настоящие сказочные существа. На мой взгляд - один из самых замечательных советских артистов, со своей неповторимой харизмой. 

От самодеятельности - до Чехова и Брехта

А что еще прячется за знакомым образом Деда Мороза? Как артист Юрий Попов начинал, как и многие, - в самодеятельности, еще во время учебы в школе, а затем в училище №32. Сначала хотел поступать на художника-оформителя. Но известный в городе педагог Леонид Резухин в тот год курса не набирал, поэтому будущий актер и режиссер пошел учиться... на оператора буммашины. Затем было медицинское училище, где он - самый высокий - почему-то неизменно изображал Гиппократа.
 
- Откуда пришел интерес к сцене, к актерской профессии? Тут, конечно, мама на меня повлияла. Она очень любит театр и сама в юности занималась в театральной студии тогда еще дворца Ленина у педагога Юрия Коновалова. Училась сценической речи, чтению. Ее коронный номер - поэма «Зоя» Маргариты Алигер.
 


Вера Алексеевна Бояршинова привлекла Юрия в агитбригаду, с которой он объехал почти все Прикамье. А затем были занятия в знаменитом «Мираже», созданном Ириной Деминой, и в коллективе «Каблучок» Светланы Минаевой. Параллельно начал работать машинистом сцены: такую ставку нашла для талантливого самодеятельного артиста во Дворце культуры Гознака его тогдашний директор, легендарная Любовь Рукавишникова. 

Вместе с коллективом Юрий выступал в концертах на Масленицу, Новый год и День города, ездил на гастроли в Судак, а позднее в составе знаменитых «Узоров Прикамья» побывал и в Париже. Творчество, сцена, театральный коллектив все больше захватывали: родные и знакомые советовали идти учиться дальше. Юрий поступил в Пермский институт культуры и искусства, на курс Виктора Узуна:

- Учиться было непросто, но очень интересно. Я попал на экспериментальный курс, и обучение длилось шесть лет вместо трех и четырех. Изучали множество новых дисциплин, много играли: ставили «Королевские игры», сцены из пьес Чехова, учились, как режиссеры, видеть не только свою роль, но и спектакль в целом.

Первой серьезной ролью на подмостках Дворца культуры Гознака стал для Юрия Миша Бальзаминов в водевиле Островского. В Краснокамске этот замечательный, поставленный Павлом Волеговым спектакль шел не один сезон под названием «Сватовство по-московски». 

Роль наивного, простоватого и мечтательного чиновника Юрию удалась на славу. Он внимательно вчитывался в текст, применяясь к специфичному старомосковскому языку, обдумывал каждый жест, взгляд, учился ходить в старинном костюме, носить цилиндр и шинель.
 
Любовь и уважение к водевилю - такому легкому и в то же время такому сложному - останется у него навсегда. Позднее, уже в Районном дворце культуры, Юрий осуществит постановку пьесы Крылова «Урок дочкам», где сыграет роль строгого и саркастичного отца двух привередливых, «хорошо воспитанных» столичных барышень.  

А дальше будут сказки, сказки, сказки... 

Скоморох, царь, Бармалей, Карлсон. Да, да, стройный и высокий Юрий стал замечательным Карлсоном - самоуверенным, озорным и изобретательным. Был замечательный Кощей, смешной Леший, коварный пират Бармалей. 

Играя на праздниках Деда Мороза, он заодно поставил красивого, полного новогоднего волшебства «Щелкунчика», где музыка Чайковского будет звучать и сказочно, и жутко, мышиный же король, к восторгу малышни, будет важно «рассекать» по дворцовому паркету на самых настоящих роликах. 

Будет участвовать в таинственной и поучительной «Сказке о потерянном времени», где сыграет роль «вовсе не доброго» волшебника. И наряду с этим - не хочется скрываться за театральным фасадом от настоящей, нередко совсем не сказочной жизни. И появляются «Мамаша Кураж» Брехта, полная боли и отчаяния, спектакли о судьбах подростков, сломленных наркотиками, - «Клетка», «Семья вурдалаков» по Сигареву. 

Совсем не сказочные темы - но опыт сказки пригодился и тут: финал спектакля, иногда вопреки авторской ремарке, Юрий почти всегда старается сделать светлым. Потому что верит - надежда на лучшее есть, и именно надежда, возможность исправить ошибку воспитает зрителя больше, чем самая «жесткая жесть». И добро, как в сказке, все равно победит зло. 

Русский Пьеро

- Александр Вертинский пришел в мою жизнь еще в детстве, - вспоминает Юрий. - Мне очень нравилось слушать виниловую пластинку с его записями - они начали появляться в магазинах в эпоху перестройки... Это не было похоже ни на народные, ни на бодрые советские песни. В них была и есть какая-то тайна, загадка, при всей кажущейся простоте - сложность мыслей, сложность чувств...

- Не страшно было воплощать настолько культовый образ?
- Нет... быть может, потому, что я всегда находил в своей душе и даже биографии что-то созвучное его творчеству. Мне близок его патриотизм, его решение вернуться на родину. И еще очень хотелось рассказать о нем молодежи, которая сегодня, к сожалению, о таких артистах почти ничего не знает.

Готовился Юрий долго: читал письма и дневники Вертинского, книги, написанные дочерьми и женой артиста, слушал его записи, смотрел фильмы. Некоторые сложные номера было, конечно, воссоздать невозможно: помог патефон, который поддерживал представление настоящим, звучащим из прошлого голосом великого артиста. Обдумывали костюмы, коллеги из коллективов «Веснушки», «Стиль» и трио «Юмикс» создали атмосферные образы прошлого, которые проходят перед нами как сонм воспоминаний. 
 
И еще немного о чудесах

- Если вернуться к тому, как мы, работники культуры, делаем чудеса, то первое - это, конечно, почувствовать атмосферу задуманного представления: перечитать оригинальные сказки и пьесы, посоветоваться с  коллегами-артистами, ведь у коллектива дворца всегда наготове множество ярких идей. 



А иногда - просто лишний  раз прогуляться по зимнему парку, подышать морозным воздухом. Но главное - верить, что чудо, даже в современном мире, все-таки возможно. И каждому из нас вполне по силам сделать его собственными руками. 

Елена Гирко